Сказки

Сказка «Жар-птица» — Сказки братьев Гримм

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь, у царя был прекрасный дворец с садом, а в саду росла яблоня с золотыми яблоками.

Когда яблоки созрели, царь приказал пересчитать их. Только смотрят — на другое утро одного из них уж нет. Доложили об этом царю; разгневался царь и приказал каждую ночь караулить яблоки.

У царя было три сына. В первую ночь он повелел старшему караулить. Царевич отправился, прокараулил до полуночи, но более не мог; сон закрыл его глаза, а между тем наутро ещё одним яблоком стало меньше на дереве.

На следующую ночь пошёл караулить второй сын; но и у него счастья было не больше как у старшего: полночь застала его спящим, а между тем наутро ещё одного яблока не досчитались.

Наконец пришла очередь младшему сыну караулить. Храбро снарядился он в путь.

Царь совсем уже отчаялся в успехе, полагая, что младший сын ещё менее может устоять против сна. Однако же царевич так просил, что царь и его отпустил караулить золотые яблоки.

Царевич сел под дерево и стал караулить, не позволяя сну одолеть себя.

Только что пробило двенадцать часов, вдруг слышит он, что в воздухе что-то зашумело, и видит при свете луны: летит птица, вся золотая птица; перья у неё горят как жар. Вот она села на дерево и только хотела схватить яблоко, как царевич спустил лук: птица вспорхнула, но меткая стрела успела задеть за её крыло; тоненькое золотое пёрышко упало наземь. Царевич поднял его и, утром отдавая царю, рассказал всё, что случилось ночью.

Царь созвал совет. Все решили, что одно это перо дороже целого государства.

— А! Когда так, — воскликнул царь, — так мне одного пера мало, я хочу достать всю птицу.

И тут же он послал своего старшего сына отыскивать жар-птицу.

Уверенный в своём уме и ловкости, старший царевич пустился в дорогу, в полной надежде, что скорёхонько добудет птицу с золотыми перьями.

Долго ли, коротко ли шёл он — не знаю, только пришёл он к лесу и видит: у опушки сидит лисица; он зарядил ружьё, но только хотел выстрелить, как лисица заговорила ему человеческим голосом:

— Не убивай меня, царевич, я за то сослужу тебе службу и дам тебе добрый совет. Я знаю, ты идёшь по этой дороге, чтобы найти жар-птицу; так слушай же: сегодня вечером придёшь ты в деревню и там увидишь две гостиницы, которые стоят одна против другой. Одна из них освещена яркими огнями, и ты услышишь там смех и пение, но ты не входи туда, а иди смело в другую: ничего, что на вид она убогая.

«Ну, может ли быть, чтобы такой глупый зверь посоветовал что-нибудь дельное?» — подумал царевич и с этим словом прицелился и выстрелил, но промахнулся; лисица же, подняв хвост, как молния скрылась в лесу.

Царевич продолжал свой путь и к вечеру пришёл в деревню, где действительно увидал две гостиницы: в одной пели и плясали, другая же, напротив, имела вид запустелый и невесёлый!

«Уж какой же бы я был набитый дурак, если бы, вместо этой весёлой гостиницы, забрался в жалкую трущобу!»

И, не рассуждая долго, царевич вошёл в весёлую гостиницу, зажил, запил, забыл и о жар-птице, и об отце, и обо всех добрых советах.

Довольно прошло времени, а старший брат не возвращается домой; тогда собрался средний брат искать жар-птицу.

Как и старший встретил он на опушке леса лисицу, которая подавала ему тот же совет, но и он не послушался и когда пришёл в деревню и нашёл две гостиницы, а у окна той, откуда неслись весёлые песни, увидел своего брата, который махал ему руками, зазывая его, тогда и он не имел силы устоять, вошёл в гостиницу, и оба брата весело зажили, потворствуя всем своим прихотям.

Время шло, а старшие братья не возвращаются домой. Вот захотелось и младшему попытать счастья. Но отец не соглашался отпустить последнего своего сына.

— Никакой пользы из этого не выйдет, — говорил он, — младший ещё менее старших отыщет жар-птицу, а выйдет с ним беда, так он и помочь себе не сумеет: ума-то у него не хватит.

Однако царевич не давал ему покою, так что царь позволил ему пуститься в дальний путь.

Сидит лисица у опушки леса; по-прежнему просит царевича не убивать её, когда он хотел было выстрелить, обещая дать за то хороший совет.

У младшего царевича было доброе сердце; он и сказал ей:

— Успокойся, лисичка, я не сделаю тебе никакого вреда.

— И не будешь от того в накладе, — отвечала лисица, — а чтобы скорее достигнуть цели, садись ко мне на хвост и поедем в путь-дорогу.

Едва царевич успел вскочить на неё, как подхватила его лисица да как помчалась, только деревья да камни замелькали в глазах, да ветер загудел в волосах.

Вот приехали они в деревню. Царевич слез, послушался лисицы и, не оглядываясь, вошёл в малую гостиницу, где спокойно переночевал.

На другой день только вышел он в поле, а лисица уж тут сидит и ждёт его.

— Послушай же меня, что теперь тебе надо делать: иди всё прямо, пока не придёшь к за́мку: перед за́мком ты увидишь целую толпу солдат, но ты не бойся их: они будут спать да ещё и храпеть; иди ты между ними смело; войдя в за́мок, пройди все комнаты и когда войдёшь в последнюю, то увидишь — висит деревянная клетка с жар-птицей; подле деревянной стоит золотая клетка так, только для блеска; но смотри, не пересаживай птицу из простой клетки в золотую, а если пересадишь, то худо тебе будет!

Сказав это, лисица распустила свой хвост, царевич сел, и они полетели по пням и камням, так что дух захватывало, и только ветер в волосах свистел.

Вот подъехали они к за́мку, и тут царевич нашёл всё, как говорила лисица.

Пришёл царевич в комнату, где сидела жар-птица в деревянной клетке, а золотая стоит рядом. В той же комнате лежали три золотые яблока.

Царевич подумал: «Смешно же, однако, оставить жар-птицу в деревянной клетке, когда золотая тут!», отворил дверцы и пересадил птицу в золотую, а деревянную спрятал. Но только что успел он это сделать, как птица пронзительно вскрикнула и разбудила своим криком спавших солдат; те проснулись, прибежали в комнату, схватили царевича и отвели его в тюрьму.

На другой день наряжен был суд; и так как царевич сразу во всём сознался, то, не теряя времени, и присудили его к смертной казни. Тогда царь сказал ему, что если он хочет остаться в живых, то может заслужить себе помилование, пускай только достанет для его царской милости золотого коня, который бежит быстрее ветра, и за то царь обещал простить его да ещё, взамен, подарить жар-птицу.

Отправился царевич в путь и, тяжело вздыхая, сильно закручинился, где ему найти золотого коня? Вдруг видит: на дороге сидит его старый друг, лисичка-сестричка.

— Вот видишь, — говорит она, — вот какая напасть случилась с тобою, оттого, что ты не послушался меня. Но не горюй: я могу помочь тебе и научу, как добраться до золотого коня. Ступай ты прямо, всё прямо и как придёшь к первому за́мку, то тут-то на конюшне и стоит золотой конь. Перед конюшнею увидишь — лежат конюхи, и они будут спать и храпеть, а ты спокойно можешь увести коня. Только остерегайся того, что я тебе скажу: на стене висит золотое седло; ты его не надевай на лошадь, а надень худое седло из дерева и кожи, которое тут же лежит, а если не сделаешь этого, так будет тебе худо.

И с этими словами лисица распустила свой хвост, царевич сел и помчался по пням, по камням, так что ветер только свистал в волосах.

Всё, как говорила лисица, так и случилось.

Царевич вошёл в конюшню, где стоял золотой конь, и хотел уже надеть на него простое седло, как вдруг пришла ему мысль:

«Да ведь это будет обидно для благородного животного, если я не надену на него хорошее седло, вполне ему приличное. Нет, ни за что не надену седла, которое его недостойно!»

С этими мыслями царевич не успел надеть на коня золотое седло, как конь громко заржал.

Тотчас проснулись конюхи, сбежались туда, схватили царевича и бросили в тюрьму.

На другой день его осудили на смерть; но царь обещал оставить ему жизнь и вдобавок подарить золотого коня, если только он добудет для его царской милости из золотого за́мка прекрасную царевну.

Тяжело было на сердце царевича, когда он вновь отправился в путь; к счастью его, вскоре верная лисица вышла ему навстречу.

— За твоё непослушание я должна бы покинуть тебя в беде, да уж больно жаль тебя; так и быть, я ещё раз помогу тебе. Вот видишь ли: эта дорога ведёт прямо к золотому за́мку. К вечеру ты попадёшь туда. Ночью же, когда всё утихнет, царевна выйдет купаться, и когда она войдёт в купальню, ты бросься и поцелуй её: тогда она последует за тобой всюду, и ты можешь увести её, куда тебе хочется, только смотри, не позволяй ей прощаться с родными, иначе, опять не иметь тебе удачи.

Лисица распустила свой хвост, царевич сел и опять помчался через пни и камни, так что только ветер свистел в волосах.

Когда он подъехал к золотому за́мку, то вышло всё, как говорила лисица.

Он дождался полночи. Когда всё стихло, прекрасная девушка вошла в купальню; царевич бросился и поцеловал её. Тогда она сказала, что охотно последует за ним, но стала его просить и молить со слезами на глазах, чтобы он позволил ей проститься с родителями. Сначала он не соглашался; но когда она ещё больше расплакалась и бросилась ему в ноги, он не устоял и позволил.

Только что молодая царевна подошла к постели отца, как он и все, кто только был в за́мке, проснулись, схватили царевича и бросили в темницу. На другой день сказал ему царь:

— Ты заслуживаешь смерти, но можешь получить помилование, если разроешь и уничтожишь вот эту гору, которая стоит перед моим окном и мешает мне смотреть в даль. Даю тебе сроку восемь дней. Будет тебе удача — получишь в награду царевну, мою дочь.

Царевич, не теряя времени понапрасну, принялся за дело, копал, рыл, грёб лопатой без устали; но когда, на седьмой день, посмотрел да увидал, как мало сделал, так что работы его почти и не видать, то он потерял всякую надежду и сильно закручинился.

В этот самый вечер пришла к нему лисица и сказала:

— Не сто́ишь ты того, чтобы я заботилась о тебе; ну, да так и быть: ступай спать, я поработаю за тебя.

Проснулся царевич утром, выглянул в окно — а горы-то как не бывало.

Царевич, на радостях, побежал к царю и донёс ему, что повеление его исполнено. Волею или неволею, а царю надобно было отдавать ему свою красавицу-дочку.

Жених с невестой скоро собрались в дорогу и в скором времени перед ними явилась лисица и говорит:

— Ну, царевич, достал ты что ни на есть лучшее и дорогое сокровище; но теперь для прекрасной царевны золотого терема надо добыть и золотого коня.

— Да как же мне достать его? — спросил царевич.

— А вот слушай, — отвечала лисица, — прежде всего приведи царю, который послал тебя в золотой терем, красавицу-царевну: он так будет радёхонек, что тотчас же подарит тебе золотого коня и велит его тебе привести. Ты, не теряя времени, садись на коня и, при прощании, подавай всем руку, после же всех протяни царевне руку да в ту же минуту и сажай её к себе на седло и погоняй коня. Никто в свете не может догнать тебя, потому что золотой конь бежит быстрее ветра.

Как сказано, так и сделано; царевич всё исполнил, что ему было велено: умчался как вихрь на золотом коне вместе с прекрасною царевною.

Лисица не отставала от него, говоря:

— Ну, теперь я научу тебя достать и жар-птицу. Как станешь подъезжать к за́мку с жар-птицею, спусти царевну с коня; ты ничего не бойся: я сама поберегу её, а на золотом коне въезжай прямо на двор за́мка. Как увидят коня, все так обрадуются, что сами вынесут тебе жар-птицу. Ну, а ты схвати клетку — да и будь таков. Когда подъедешь к нам, сейчас и бери свою царевну.

Всё удалось как нельзя лучше. Тогда царевич со всеми своими сокровищами и повернул домой.

Но лисичка-сестричка и тут остановила его и говорит:

— Теперь ты должен наградить меня за всё, что я для тебя сделала.

— Чего же ты хочешь?

— А вот чего: когда въедем в лес, застрели меня и отруби мне голову и лапы.

— Так вот ты чего от меня требуешь! — Нет, такой неблагодарности не надейся уж от меня.

— А! Когда ты не хочешь исполнить моей просьбы, то мне приходится расстаться с тобой; но всё же, прежде чем я тебя оставлю, дам тебе я на дорогу добрый совет: пуще всего берегись двух вещей: не покупай у виселицы мяса и не садись на край колодца.

С этими словами она убежала в лес.

«Какой причудливый зверёк! — подумал царевич. — Ну, кто станет покупать у виселицы мясо? А садиться на край колодца до сих пор мне не приходило охоты».

Дорога шла через деревню, в которой оставались его братья. Когда он въехал в деревню, на улице стояли толпы народа, и неистовые клики далеко раздавались в окружности. Царевич спросил, что это значит? Ему отвечали, что сейчас двух людей будут вешать.

Он подошёл и узнал своих братьев, которые растратили всё своё состояние и за дурное поведение приговорены были к виселице.

Он спросил, нельзя ли их освободить?

— Конечно можно: стоит только заплатить за них деньги, — отвечали в народе, — но вряд ли найдётся охотник платить деньги за такую дрянь.

Но царевич, не задумавшись ни минуты, тотчас же отсчитал деньги и выкупил братьев. После этого все втроём и с царевною отправились они домой.

Вот въехали они в лес, где в первый раз попалась им навстречу лисица. Солнце сильно пекло, а в лесу повеяло приятною прохладою. Старшие братья и говорят молодому царевичу.

— Отдохнём немного у колодезя, а кстати закусим чего-нибудь.

Младший царевич согласился и, занятый разговором, ничего не подозревая, сел на краю колодца. Тут братья, воспользовавшись благоприятной минутой, столкнули царевича в колодезь, захватили царевну, золотого коня, жар-птицу и отправились к отцу.

— Государь-батюшка, — сказали они, — мы не только привели тебе жар-птицу, но и ещё золотого коня и прекрасную царевну из золотого за́мка.

То-то была для всех радость! Однако стали замечать, что конь перестал есть, птица — петь, а царевна сидит в уголку да заливается горькими слезами.

Между тем младший брат не совсем погиб: к его счастью колодезь был без воды, и царевич упал на мягкий мох как на постель, только вылезть оттуда не мог.

Верная лисица и тут его не оставила: она впрыгнула в воду и, побранив его немного за непослушание, сказала:

— Не могу видеть тебя несчастным; так и быть, ещё раз выведу тебя на свет Божий.

С этими словами она вытянула хвост, велела царевичу хорошенько ухватиться за него и вытащила его на свет Божий.

— Ты ещё не миновал опасности, — сказала она, — братья твои не уверены в твоей смерти и потому расставили стражу по всему лесу, чтобы убить тебя в случае, если ты выйдешь из колодца.

Тут царевич видит: на краю дороги сидит нищий. Он подошёл к нему и попросил обменяться с ним платьем. Нищий охотно согласился. Тогда царевич, под видом нищего, благополучно пробрался во двор царя, своего батюшки родного. Никто его не узнал; но вдруг птица запела, конь начал есть корм, а прекрасная царевна перестала плакать.

Удивился царь и спросил:

— Да что же это значит?

— Я не знаю, — отвечала царевна, — мне было скучно, а теперь я повеселела, словно воротился мой настоящий жених.

И, несмотря на то, что оба брата грозили ей смертью, если она откроет их тайну, она рассказала всё царю. Тогда царь приказал всем, бывшим в то время во дворце, явиться к нему. Младший царевич в одежде нищего пришёл вместе с другими, царевна тотчас его узнала и бросилась к нему на шею.

Оба недостойных брата были приговорены к смерти и казнены, а царевич женился на прекрасной царевне и сделался единственным наследником всего царства.

Но что же сталось с бедной лисичкой-сестричкой?

Много времени спустя, однажды царевич возвращался с охоты и видит: у опушки леса сидит лисица и говорит ему:

— Твои все желания исполнились, а моему несчастью нет конца, а между тем от одного тебя зависит прекратить мои страдания.

Тут она снова стала молить и просить его сжалиться над нею: убить её, а потом отрубить ей и голову, и лапы.

Наконец царевич уступил её неотступным просьбам и только что исполнил всё, как она сказала, вдруг перед ним очутилась не лисица, а прекрасный молодой человек. Это был брат царевны из золотого за́мка. Таким образом всё колдовство было разрушено, и с тех пор все вместе стали жить да поживать и добра наживать.

Сказка «Жар-птица». Сказки братьев Гримм.